Стартапы и венчурные инвестиции — итоги 2018

Image for post
Image for post

Для стартап индустрии 2018 год стал рекордным по многим параметрам. Самые дорогие сделки, безумные взлёты и падения, большое количество экзитов, и, кончено же, невероятная доходность для самых удачливых инвесторов. Но, возможно, такой динамики мы теперь не увидим ещё долго. Часть инвесторов и основателей уже готовится к затяжной венчурной зиме. И от этого ещё интереснее взглянуть на итоги динамичного 2018 года.

Китай — новый лидер VC

За 10 лет китайский венчурный рынок вырос более, чем в 10 раз, тогда как рынок США, который в 2018 впервые вырос до $100 млрд со времен доткома, увеличился за этот же период “лишь” в 3 раза. Как следствие взлёта китайского VC, в 2018 впервые в рейтинге лучших венчурных инвесторов — Forbes Midas List — на первом месте оказался китайский инвестор из Sequoia China Нил Шэн.

Китай научился сочетать жёсткость регулирования с послаблениями на ранних стадиях развития технологий. Страна, например, довольно просто относится к персональным данным, не имея таких серьезных ограничений, как в Европе или США. Это позволяет стартапам работать с самыми большими массивами данных из доступных на земле.

В Китае на государственном уровне принята стратегия лидерства в сфере искусственного интеллекта, робототехники, производства электромобилей и других важных технологий. И похоже, что у страны есть все шансы уложиться к заявленному сроку в 2025 году. Так ИИ в Китае стал по-настоящему национальным проектом, массово внедряемым на государственном уровне, а одних электромобильных стартапов в стране уже порядка 500.

Правда, чтобы удержать лидерские позиции на венчурном рынке в 2019 году, Китаю придется постараться. Торговые войны с США и общее замедление экономики уже сказались на локальных биржевых индексах. Shanghai Composite за 2018 снизился на почти 30%, показав худший результат в своей истории. ИТ сектор, при этом, потерял около 40%. Коррекция, начавшаяся на публичных рынках, к концу года перебросилась и на венчурный рынок, где объем привлекаемых фондами средств обвалился на 70%.

Самые-самые

Прошедший год можно считать последним, когда крупнейшие такси агрегаторы все ещё стартапы. Нет, прибыльными они могут не стать ещё долго, но проведя IPO, о котором Uber и Lyft объявили в один день в конце 2018, компании перейдут в руки публичных инвесторов. К IPO идет и китайская Didi, поднявшая с 2012 года более $20 млрд, и азиатский Grab, объявивший о раунде на $5 млрд в последние дни 2018.

Что удивительно, в 2018 году в мире наконец появились стартапы, которые стоят дороже, чем приложения по вызову такси. Основанная в 2012 ByteDance занимается разработкой приложений для потребления контента. Флагманский продукт компании — самая популярная в Китае читалка новостей Toutiao.

Пока WeChat использовался больше для социального шаринга новостей, Toutiao сфокусировался на машинном обучении и построил один из самых совершенных новостных движков. Звучит похоже? Это потому, что читалки с ИИ — совершенно не новый сегмент. Flipboard почти стал юникорном ещё до появления Toutiao, но так и не смог оправдать ожиданий. В Китае же развитие этой модели позволило построить бизнес с оценкой в $75 млрд.

Самым большим поглощением софтверного стартапа в 2018 году (а заодно и вообще в истории) стало приобретение GitHub за $7.5 млрд. Круглую сумму за крупнейший репозитарий хранения кода выложил Microsoft. В последние годы, под руководством Сатьи Наделлы, редмондский гигант засиял новыми красками, и приобретение GitHub четко вписывается в его стратегию.

Ставка Microsoft на облака и enterprise приносит свои плоды. К концу 2018 года Microsoft вновь самая дорогая компания в мире. По сути, впервые с момента ухода Билла Гейтса с поста руководителя почти 20 лет назад. Удивительно, но несмотря на то, что про Microsoft образца 2018 даже близко не говорят так часто, как в конце 90-х, компания находится в самом расцвете сил и является первым кандидатом на достижение триллионной капитализации (заветную отметку с двенадцатью нулями в 2018 смогли впервые преодолеть Apple и Amazon, но не удержали позиций к концу года).

На сделке по покупке GitHub лучше всего заработали инвесторы из Andreessen Horowitz (AH). Известная своим пиаром (но до 2018 года не доходностью), звёздная фирма была первым сторонним инвестором стартапа. В 2012 году AH проинвестировали в компанию $100 млн, что до сих пор является крупнейшей инвестицией фирмы.

В 2018 на венчурном рынке раунды в $100 млн и более стали привычны — бывали месяца, когда объявлялось по 50 таких сделок. Но в 2012 раунд такого размера казался невероятным. В итоге, AH получили со сделки с GitHub более $1 млрд, показав настоящий венчурный мастер класс. В следующем году сразу три портфельных стартапа AH могут выйти на IPO — Airbnb, Lyft и Pinterest — и шансы велики, что AH смогут наконец-то оправдать свое место на венчурном олимпе.

Если Microsoft приобрели совсем еще стартап в лице GitHub, то IBM в 2018 пошла ва-банк, купив 25-летнего ветерана открытого кода Red Hat. Потратив на это рекордную для покупки софтверной компании сумму — $34 млрд. Проблемы IBM стали отчетливо видны в последнее время. И увядающий голубой гигант заплатил за Red Hat 130 прибылей, чтобы постараться не потерять свое место в технологической элите.

На фоне всех событий, почти никто не обратил внимание на закрытие многострадального Theranos. О взлете и падении стартапа была выпущена книга, названная McKinsey и Financial Times бизнес книгой 2018 года. Bad Blood повествует печальную историю самой большой стартап аферы в истории. Спустя 15 лет после основания, некогда оцениваемый (не очень квалифицированными инвесторами) в $9 млрд, стартап закончил свою деятельность осенью 2018. А мы все ждем фильма о главной героине скандала — Элизабет Холмс — в исполнении Дженнифер Лоуренс.

Image for post
Image for post

Привлёк в прошедшем году очередной миллиард и другой секретный стартап — Magic Leap. Правда в случае с Magic Leap становится все яснее, что компания серьёзно настроена создать что-то революционное. Выпущенные в 2018 очки Magic Leap были в разработке много лет и оказались на удивление сносными (хотя и бесконечно далекими от изначальных тизеров компании). До массового использования ещё пройдёт не один год, но сравнения Magic Leap с Theranos теперь не особо уместны.

Зато все больше вопросов к оцениваемому в $12 млрд стартапу Samumed. Компания привлекла в 2018 почти $500 млн на разработку средств омоложения. Стартап работал в “stealth mode” в течение 10 лет и представил первые наработки лишь к началу 2018. Примечательно, что среди инвесторов одного из самых дорогих стартапов в мире, обладающего потенциально прорывной технологией, нет классических венчурных фондов (зато есть участники российской сотни Forbes). Ровно, как нет и достоверных подтверждений используемого Samumed подхода. Параллели с Theranos провести не сложно.

До сих пор выиграл лишь один из бывших сотрудников стартапа. Джон Худ, бывший chief scientist officer Samumed, покинул компанию, чтобы заниматься своим бизнесом. И уже в январе 2018 года Худ продал, основанную им за пару лет до этого, Impact Biomedicines за $7 млрд в Celgene. Миллиард кэшем и оставшееся за успешные результаты испытаний лекарства, целевой рынок которого — 150 тыс. человек во всем мире.

Инвестировавший в Impact Biomedicines $22 млн за 3 месяца до продажи, венчурный фонд Medicxi Ventures стал первым и последним equity инвестором Impact Biomedicines. Доходность сделки в более чем 4,000% годовых теперь долго будет сложно кому-либо переплюнуть.

Год IPO

Если ещё в 2016 году на рынке США было всего 13 IPO технологических компаний, где участвовали венчурные инвесторы, то в 2018 их количество превысило 30. Даже еще больше IPO технологических компаний состоялось в Китае. Публичные рынки, что называется, были открыты почти весь 2018 год. Самыми знаковыми размещениями западных компаний в ушедшем году стали Spotify и Dropbox. Именно они задали тон позитивному рынку вплоть до конца года.

IPO Dropbox было одним из самых долгожданных за последние годы. Компания 11 лет шла к этому шагу, а само размещение откладывалось несколько лет. В итоге цена продажи акций на IPO оказалась ниже оценки компании при последнем раунде за 3 года до этого. Став первопроходцем индустрии облачного хранения, Dropbox в итоге оказался лишь одним из игроков посреди гигантов в виде Amazon, Microsoft и Google.

Безоговорочным венчурным победителем в случае с Dropbox оказалась Sequoia. Будучи первым инвестором именитого выпускника Y Combinator, Sequoia превратила свои изначальные $7 млн в почти $2 млрд.

На фоне всех размещений 2018 года особняком стоит Spotify. Двенадцатилетний стартап был вынужден пойти по пути IPO ввиду ограничений, наложенных на него инвесторами предыдущего раунда. Но чтобы было веселее (точнее, чтобы не тратиться на банкиров, берущих по 5–7% от суммы IPO), Spotify провел уникальное прямое размещение. Spotify помогло то, что ни у кого из инвесторов не возникало вопросов по поводу модели компании — значительная часть из них и так использует продукт компании. Так что спроса на акции хватило и без консультантов.

Больше всех на Spotify заработал первый ангел Феликс Хэгну, купивший 10% компании чуть более, чем за $1 млн. После IPO, когда бизнес Spotify оценивался выше $30 млрд, его доля стоила порядка $700 млн. Также радовался Шон Паркер. Первый инвестор и президент Facebook вытащил свою козырную карту во второй раз.

Со Spotify Паркер воздал должное своим музыкальным корням — Spotify, по сути, воплотил в жизнь его давнюю мечту, которой Паркер занимался на стыке тысячелетий в знаменитом Napster. Акции Spotify, купленные Паркером в 2010 году за $15 млн, оценивались после IPO в более чем миллиард долларов. Как сказал Джастин Тимберлейк в фильме Социальная сеть, где он исполнял роль Шона Паркера — “You know what’s cool? A billion dollars”.

Несмотря на успех Spotify и Dropbox, оба стартапа делали IPO уже в достаточно зрелом возрасте. Другое дело китайские компании. Вышедшие в 2018 году на IPO Xiaomi и PinDuoDuo (PDD) росли быстрее своих западных коллег, привлекли больше средств и получили выше оценки.

Так PDD, развивающая сервис наподобие AliExpress для китайских региональных городов, стоила после IPO более $30 млрд. Основанный за три года до этого, стартап рос невероятным темпами, увеличившись в обороте с нуля до $500 млн за первые 12 месяцев работы. А уже по итогам третьего квартала 2018 годовой оборот компании превысил $50 млрд. К методам учета PDD есть вопросы, но тем не менее компания стала самым быстрорастущим екоммерс игроком в истории.

Помимо Tencent, которые вместе с Alibaba являются инвесторами почти любого успешного интернет стартапа в Китае, на IPO PDD заработали его первые венчурные инвесторы из Gaorong Capital, сделавшие 600 раз доходности за три года. Заработала как обычно, и Sequoia, лидировавшая второй раунд компании — доход фирмы составил пару миллиардов долларов.

Другим знаковым размещением года стала восьмилетняя Xiaomi — самое большое технологическое IPO со времен выхода на биржу Alibaba в 2014 году. Оценка компании на IPO — $54 млрд — входит в топ самых дорогих IPO технологических стартапов. А сама история Xiaomi — символ динамичного китайского предпринимательства.

В свое время компания штурмом взяла рынок смартфонов, став самым продаваемым брендом в Китае всего через 3 года после запуска. Телефоны Xiaomi как были, так и до сих пор зачастую неотличимы от айфонов, но стоят значительно дешевле. Компания избрала стратегией практически нулевую маржу на своём основном продукте, стараясь зарабатывать на сопутствующей экосистеме.

Image for post
Image for post
Xiaomi Mi vs. iPhone

Чтобы инвесторы верили в интернет будущее компании, Xiaomi позиционирует свой смартфонный бизнес, который приносит 70% выручки, как канал привлечения пользователей. 40 из собственных аппов компании уже имеют аудиторию более 10 млн активных пользователей в месяц, а 20 приложений — более 50 млн. Активно расширяет Xiaomi и железную линейку.

К 2018 более десятка продуктов Xiaomi стали лидерами в своих категориях в Китае (а некоторые и глобально) — электроскутеры, фитнес браслеты, ТВ приставки, рисоварки (конечно же, управляемые со смартфона) и другие. Интересно, что большую часть продуктов компания не разрабатывала, а приобрела через партнёрства с другими стартапами. Основатель Xiaomi, Лэй Цзюнь, превратил производителя смартфонов в настоящий венчурный фонд, который делает десятки инвестиций в год. Компания затем включает продукцию портфельных стартапов в свою дистрибуцию и делится с ними силой бренда Xiaomi.

История Xiaomi уникальна еще тем, что после резкого снижения продаж фирмы в 2015/16, когда бренд упал с 1 на 5 место по популярности в Китае, многие уже начали списывать компанию со счетов. Xiaomi закрывала страну за страной и начала реструктуризацию своего железного бизнеса. Производители смартфонов исторически только выбывали из топа, не возвращался никто. И уж тем более никто не делал это так быстро, как Xiaomi, которая смогла восстановить лидерские позиции всего за один год и провела рекордное IPO.

На инвестиции в Xiaomi хорошую доходность заработал Юрий Мильнер, показав серьезность своей китайской стратегии. Но больше всего отличились первые инвесторы компании из GGV Capital, получившие 866 раз доходности на $5 млн посевных инвестиций.

Другим знаковым IPO 2018 года стало размещение Meituan Dianping. Meituan, занимающаяся доставкой еды и прочими online-to-offline сервисами, провела IPO из оценки $53 млрд. На сделке с Meituan в очередной раз заработала Sequoia (в этом году фирма была акционером сразу 14 китайских компаний, вышедших на IPO).

Sequoia стала инвестором Meituan много лет назад, дав стартапу первые $2 млн еще в далеком 2006. На IPO Meituan доля Sequoia составила 11.6% — больше, чем у кого бы то ни было. В итоге, сделка с Meituan стала самой доходной для самой доходной венчурной фирмы в истории. Больше Sequoia не зарабатывала ни на WhatsApp, ни на Google.

Другой вопрос, может ли Meituan стоить так дорого, учитывая, что компания теряет деньги практически на каждом заказе. Но в этом специфика развитых венчурных рынков (то есть Китая и США) — инвесторы играют вдолгую и готовы терпеть убытки до момента достижения рыночного доминирования. И если гонка за новый “super app” стоит миллиарды, или даже десятки миллиардов долларов — то значит надо играть на повышение ставок.

Корпорации и стартапы

Ещё совсем недавно основными участниками рынка были крупные технологические компании, как, например, Tencent и Alibaba, сделавшие за последние годы более 1,000 сделок. Но теперь к тренду подключились игроки из практически всех сфер. И 2018 стал годом, когда основное внимание привлекали сделки со стартапами именно не технологических компаний.

Так Walmart в 2018 продолжил отстраивать екоммерс вертикаль, скупая нишевых игроков. Других в Штатах просто не осталось. В стране, где рыночная доля Amazon выросла за 10 лет в три раза и уже составляет 50%, выжить независимым стартапам практически невозможно.

Image for post
Image for post
Доли екомерс игроков на рынке США

Последним построить большого игрока на американском рынке пытался Jet.com. Основанная экс-основателем Diapers.com (купленного Amazon), компания стала юникорном за рекордные 4 месяца. Всего Jet.com привлёк $820 млн и через год после запуска был продан Walmart за $3.3 млрд в 2016.

Сам же Walmart исчерпал опции в США и в 2018 году решился на самое большое поглощение в истории екома (и втрое после приобретения WhatsApp в мире стартапов в целом), купив 77% индийского маркетплейса Flipkart за $16 млрд. Огромная сумма сделки подарила миру очередные истории феноменального успеха венчурных инвесторов.

Tiger Global инвестировал первые $9 млн в Flipkart ещё в 2009 году и после этого постоянно увеличивал долю. На выходе получилось “неплохо” — $4.5 млрд. Не прогадал и ранний инвестор Facebook — Accel Partners: начав с seed раунда Flipkart на $800 тыс, Accel унёс со сделки более $1 млрд.

Flipkart поддерживал и SoftBank. Не выходящий из новостей последние пару лет фонд Масы Сона превратил всего за один год $2.5 в $4 млрд. 60% годовых на сделке со стартапом такого размера — очень серьезное достижение. Если раньше у многих были сомнения по поводу стратегии SoftBank, то сразу после сделки с Walmart Маса Сон заявил о планах поднятия нового фонда. Первые $100 млрд уже скоро закончатся и нужно хотя бы ещё столько же, чтобы продолжать самый большой венчурный эксперимент в истории.

Гигафонды

Есть у фонда и две любимые темы — агрегация такси и недвижимость. На такси SoftBank уже потратил порядка $20 млрд, а на недвижимость — почти $10 млрд. И как будто этого недостаточно, в 2018 SoftBank в очередной раз удивил рынок своим желанием получить контроль в WeWork.

Проинвестировав в коворкингового (или гибко-офисного) гиганта около $8 млрд, Маса Сон решил, что быть миноритарием в таком бизнесе не интересно и пришло время для получения контроля. Даже если для этого нужно доинвестировать в WeWork ошеломляющие $20 млрд. Инвестиции размером с весь венчурный рынок Европы должны позволить WeWork, теряющему несколько миллиардов в год, окончательно оформить мировое доминирование.

То, что венчурные фонды обычно не стремятся к контролю в стартапах, SoftBank особо не интересует — Vision Fund играет в лиге из одного игрока и сам себе пишет правила. Получится ли у компании эта сделка — пока не известно, но побить ее масштаб, скорее всего, в ближайшие годы сможет только сам SoftBank.

Практически неограниченные возможности SoftBank не могли не напугать рыночных игроков. И в 2018 венчурные фонды стали поднимать неслыханные доселе суммы. Sequoia привлекла свежие $12 млрд, правительство Шанхая запустило фонд на $16 млрд, а китайская государственная China Merchants Group объявила о запуске New Era Fund размером в $15 млрд.

Новый ритейл

Выбери товар в магазине и, если лень нести домой, положи в корзину, и она будет доставлена к твоему порогу в удобное время. Не нравится готовить еду — в пару кликов купленную рыбу можно отправить на готовку прямо в магазине. Сели пообедать в ресторане внутри магазина — сделайте выбор на смартфоне, и ваш обед привезёт робот. Забыли что-то купить в офлайне — оформите заказ через приложение, и он будет у вас в течение 30 минут. Любые покупки оплачиваются только с помощью аппа, что позволяет усилить опыт в офлайне, превращая смартфон в персонального шоппинг ассистента.

Image for post
Image for post
Роботизированный ресторан Robot.he в магазине Hema

Звучит фантастично, но это Hema от Alibaba — продуктовый ритейлер в формате новой розницы. Магазин совмещает роль хаба и локального дистрибуционного центра. А сама начинка разработана с учётом большой доли онлайн заказов, собираемых пикерами прямо в магазине. Несмотря на то, что Hema развивается в Китае уже несколько лет, уровень внимания к данному формату в 2018 году взлетел до близкого к хайпу, когда Джек Ма объявил первые положительные результаты работы сети.

Не помешало росту внимания к офлайн ритейлу и развитие Amazon Go — магазина без касс и продавцов, работающего по технологии “Just Walk Out”. Многие считают, что будущее именно за таким автоматизированным форматом, когда клиент просто набирает продукты с полок и выходит из магазина. Но сравнивая функциональность и удобство Hema с Amazon Go, невольно приходишь к мысли, что Alibaba намного лучше представляет формат супермаркета будущего.

Бесшовно интегрируя мир онлайна и офлайна, и давая людям выбор между полным self-service и более премиальным обслуживанием (как, например, готовка еды прямо в магазине), Hema на несколько шагов впереди Amazon. Новый ритейл — все еще экспериментальный концепт, и компании тестируют разные форматы. Но похоже, что ключевые игроки подошли к стадии, когда они готовы масштабировать свои сети. В 2018 Hema пообещала 2,000 локаций в течение нескольких лет, а Amazon Go — 3,000 магазинов до 2021. Если эти планы сбудутся, то и без того страдающие офлайн ритейлеры могут оказаться на грани выживания.

Новый ритейл — это не только дорогие супермаркеты, создание каждого из которых может стоить десятки миллионов долларов и, как следствие, требует много времени и ресурсов. Это ещё и многие другие форматы, позволяющие все дальше стирать грань между онлайном и офлайном.

Так 2018 год открыл миру кофейные стартапы. Нет, конечно, они были на рынке всегда, но только за первую половину 2018 инвестиции в них в 4 раза превзошли объем 2017 года. Зерно было положено в 2017, когда Nestlé за $425 млн купила Blue Bottle Coffee с её 50 кофейнями и собственным производством кофе. Правда стартап развивался 15 лет и привлёк “всего” $120 млн — не серьезно во времена SoftBank. И конечно же, как не в Китае показать всему миру, что значит мыслить масштабно.

Запущенный в конце 2017, Luckin Coffee к декабрю 2018 достиг оценки в $2.2 млрд и начал переговоры об IPO. С более чем 2,000 магазинами в крупнейших городах Китая, сеть по итогам 2018 года лишь вполовину меньше Старбакса, занимающего 60% рынка. Старбакс строил свое присутствие в Поднебесной последние 20 лет, а теперь Luckin может достичь того же результата за пару лет. Цель компании — обогнать Старбакс к концу 2019 года как по объёму проданных кофе, так и по количеству заведений.

Image for post
Image for post
Очередь на доставку в Luckin Coffee

Главная фишка Luckin — ультрабыстрая доставка. Кофе в среднем будет у вас через 18 мин после заказа. Почти половина кофеин сети работает только для исполнения онлайн заказов. Такой вот dark coffeeshop. Но даже если вы зашли в магазин, вы не увидите привычных кассиров. Оплата только с помощью приложения, как это у Hema и других представителей китайского нового ритейла. С аппа же можно сделать предзаказ, чтобы забрать кофе по пути — в итоге в кофейнях Luckin значительно меньше очередей, чем в соседних Старбаксах.

Luckin стали бенефициаром борьбы между двумя гигантами на рынке доставки еды — Tencent и Alibaba. Компании понимают, что фастфуд и кофе могут быть ключевыми драйверами частоты использования сервиса. В России, например, McDonald’s составляет более половины заказов Яндекс.Еда. И важно, чтобы эти заказы прибывали быстро. Правда в отличие от McDonald’s и Stаrbucks, новые игроки не имеют такого плотного покрытия в офлайне, чтобы обеспечить минимальное время доставки. Но если где-то и можно поднять такие большие деньги, чтобы создать нужное покрытие, то это Китай.

Софт лонч Luckin по-китайски — посевной раунд в $150 млн на открытие 600 первых заведений, контракты с крупнейшими китайскими звездами на продвижение бренда, субсидии на все меню и статус юникорна в течение полугода.

Вообще, скорость получения этого заветного статуса заметно увеличилась за последние 5 лет — а в 2018-м так и вовсе вышла на новые высоты. Если раньше компании вроде Shazam и Skyscanner шли к миллиардной оценке по 15 лет, а такие звезды, как Facebook, Airbnb и Stripe — по 2–3 года, то в течение 2018 сразу несколько компаний стали оцениваться в миллиард менее, чем за год с момента запуска.

Велосипеды

В декабре 2018 основатель Ofo заявил, что компания рассматривает подачу на банкротство из-за сложностей с дальнейшим привлечением средств. Что будет с 20 млн велосипедов, которые Ofo поставила на улицы Китая и других стран за последние пару лет, остаётся вопросом. Сотни тысяч байков уже оказались брошенными, и в 2018 году в Китае появилась новая достопримечательность: кладбища велосипедов.

Image for post
Image for post
Свалка ненужных велосипедов в Китае

Удивительно, что Ofo только недавно привлекла большой раунд — в марте 2018 года Alibaba проинвестировала в бизнес почти $900 млн. Больше повезло коллегам из Mobike — те в апреле были проданы в Meituan за почти $3 млрд. Правда от неприятностей стартап это все-равно не уберегло. Новым владельцам не понравилось, что глубоко убыточный стартап терял по $50 млн в месяц, и Mobike также начал сокращения. Темпы взлетов и падений в Поднебесной поистине поражают.

В один момент инвесторы стали думать, что на велосипедной теме Китай обогнал США в плане консьюмерских инноваций. Но американцы не растерялись. Они переняли опыт китайских игроков и учли их ошибки. В итоге венчурный 2018 по праву стал годом электроскутеров. Большего хайпа в венчурном мире не было уже много лет.

Электрические скутеры

На сегмент микромобильности приходится 60% всего трафика, но до появления модели “а давайте бросим Х на улице”, эффективно работать с ним на масштабе не получалось. Велосипеды казались решением, правда быстро выяснилось, что они имеют множество недостатков — от требований по высокой плотности пользовательской базы, до банального неудобства (представьте себе ежедневные передвижения на велосипеде по Сан-Франциско). Решением проблемы в 2018 стали электрические скутеры.

Image for post
Image for post
Скутеры Lime и Bird

В войну электроскутеров ввязались многие стартапы, начинавшие с велосипедов — видя сложности китайских коллег, основатели трезво рассудили, что много денег поднять на старую модель уже не получится. А героями прошедшего года, безусловно, стали Lime и Bird.

За несколько быстрых раундов два стартапа подняли каждый более $400 млн, и к лету 2018 обе компании стали юникорнами. При этом, Bird достиг оценки в $2 млрд уже через 9 месяцев после запуска. Инвесторы Lime и Bird — who is who мира VC — Andreessen Horowitz, Sequoia, Index, Google и многие другие. И похоже некоторые из них не прогадали — в декабре 2018-го стало известно, что переговоры о покупке одного из лидеров рынка ведет Uber.

Image for post
Image for post
Темпы роста оценки Bird и Lime

Пробовали запустить скутеры и в России. Каршеринговые компании провели тесты прошлым летом и получили ожидаемые результаты: девайсы постоянно ломались из-за не самых лучших погодных условий, значительную часть разломали и разворовали, а приучить потребителей к диковинной услуге без достаточного покрытия в рамках пилота не получилось.

Каннабис

Вопросы легальности исторически были основным стоп фактором на пути выхода на данный рынок игроков из смежной табачной индустрии. Phillip Morris, British American Tobacco и прочие крупные производители хотели попасть в марихуановый бизнес ещё в начале 70-х, но не смогли из-за введенного тогда США запрета на употребление каннабиса. Теперь же табачные компании могут стать чуть ли не самыми активными инвесторами марихуановых стартапов.

Летом 2018 Imperial Brands (№4 в мире) стала одной из первых крупных табачных компаний, инвестировавших в марихуановый стартап. Imperial и фонд Снуп Дога (ну а кого же еще) Casa Verde Capital положили $10 млн в Oxford Cannabinoid Technologies. К концу года ставки стали расти. В декабре 2018 Altria, владелец бренда Marlboro в США, занимающая 50% американского рынка сигарет, инвестировала $2 млрд в канадского производителя марихуаны Cronos Group.

Но марихуана способна на дисрапшн не только табачной индустрии. Боятся прихода новых продуктов, на основе каннабиса и его производных, и производители различных напитков. Так в прошедшем году Constellation Brands, производитель Corona, инвестировал в крупнейшую канадскую марихуановую компанию Canopy $3 млрд за 30%. Компанию оценили в более, чем 100 выручек — оценка, редко встречающаяся даже в очень перегретых венчурных сделках. В 2018 о своих напитках с каннабисом объявили также Heiniekn и Coca-Cola.

Image for post
Image for post
Напиток с каннабисом от Heineken

Заработал на марихуане и известный российско-американский инвестор Борис Йордан. Проинвестированная Йорданом Curaleaf вышла на биржу в октябре 2018 и стоила в конце 2018 более $2.5 млрд. Бывший глава НТВ и Газпром Медиа, основатель Ренессанс Капитала и Ренессанс Страхования, вложился в Curaleaf (которая тогда называлась PalliaTech) в нескольких раундах, в итоге полностью поглотив компанию.

Первые инвестиции были сделаны еще в 2013, когда синдикат инвесторов во главе с Йорданом купил 35% компании за $10 млн. Сейчас Йордан контролирует почти 90% голосов в бизнесе (через характерную для стартапов структуру с суперголосющими акциями).

На конец 2018-го доля Йордана в компании, оперирующей 28 магазинами и 6 гектарами марихуановых посевов, стоила около миллиарда долларов. Так вот после более 20 лет предпринимательского опыта в России и множества инвестиций, сделанных его группой Спутник, Йордан наконец-то войдет в список Форбс. Даже если и таким не стандартным образом.

Вейпы

Со взлетом популярности вейпов продажи сигарет, и так снижавшиеся все годы до этого, ускорили свое падение: вместо привычных для индустрии 3% в год, некоторые бренды в 2018 упали на 10% и более. Одной из ключевых причин эксперты считают быстрое развитие электронных сигарет.

Некоторые табачные производители, вроде PMI с его IQOS, смогли занять существенную долю в вейп-сегменте на нескольких рынках (Япония, Россия). Но в Штатах балом правят стартапы. Точнее с 2018 года всего один — Juul. Популярный среди молодёжи из-за многообразия предлагаемых вкусов, Juul растёт каждый год чуть ли не на порядок и уже занимает 75% американского рынка электронных сигарет. В отсутствии регулирования, Juul эксплуатирует имидж безопасного употребления никотина, а само использование Juul в Штатах стало культурным феноменом.

Хэджируясь от дисрапшена и в этом направлении, в конце 2018 Altria заплатила за 35% долю в вейп-короле почти $13 млрд. А ведь всего год назад многие фонды смеялись над инвесторами Juul, которые участвовали в раунде из оценки компании в $16 млрд.

Больше Juul в мире стартапов привлекал только Ant Financial. В июне 2018 года дочка Alibaba получила $15 млрд по оценке $150 млрд. Правда Ant — стартап скорее по стечению обстоятельств — классифицировать так бизнес, больший по размеру, чем Сбербанк, язык не поворачивается. Так что теперь самый большой стартап фандрейз в истории, это не инвестиция SoftBank в Uber, а инвестиция табачной компании в производителя вейпов.

Fortnite

Image for post
Image for post

Главным событием мира игр в 2018 году стал Fortnite. Игра в жанре Battle Royale (группа людей в замкнутом пространстве мочит друг друга) быстро завоевала сердца (и кошельки) игроков по всему миру. Если тот же League of Legends стал самой популярной игрой в мире постепенно, то Fortnite просто взорвали рынок.

Разработчик Fortnite, американская Epic Games, не новичок в мире игр. Компания существует с 1991 и прослаивалась своим игровым движком Unreal Engine, лежащим в основе многих современных игр. На волне успеха Fortnite осенью Epic привлекли самый большой венчурный раунд 2018 года в США, что также стало самой большой инвестицией в игровую компанию. Именитые инвесторы зашли по космической оценке в $15 млрд на сумму $1.25 млрд.

Кроме фаундеров раунду радовались в Tencent, владельце Riot Games (создателе League of Legends). В 2012 Tencent инвестировали в Epic $330 млн за 40% стартапа (если так можно называть двадцатилетний бизнес). С тех пор за 6 лет компания выросла в монстра с $3 млрд годовой прибыли, большую часть которой генерирует Fortnite. Для сравнения, производитель виральной Pockemon Go — Niantic — в лучший год показал миллиард выручки (и прибыли, скорее всего, не более 40% от этого). В декабре 2018 стало также известно о новом раунде Niantic — ожидаемая оценка “лишь” $4 млрд.

Будущее

Но, скорее всего, 2018 был последним годом перед разворотом. Осень и начало зимы показали, что коррекция публичных рынков может быть существенной. Со своих пиков в 2018 году NASDAQ обвалился на 20%, а S&P — на 15%. Это значит замедление темпов M&A, снижение количества IPO, падение инвестиционных оценок и сокращение возможностей по привлечению средств.

На венчурном рынке уже несколько лет виден тренд на снижение количества сделок. Рост в объеме рынка обусловлен мегараундами на сотни миллионов и миллиарды долларов. Сложнее всего приходится стартапам на ранней стадии, где количество инвестиций упало с 2014 года более, чем в два раза.

Image for post
Image for post
Разбивка венчурных инвестиций в США по стадиям (сид — снизу, поздние стадии — сверху)

Венчурная воронка работает так, что значительное количество стартапов отсеивается от стадии к стадии. Звучит логичным, что сделок на посевной стадии должно быть больше, чем на последующих этапах. И так оно и было до 2018 года.

В последнее время инвесторы все больше предпочитают группироваться вокруг относительно небольшого круга компаний, на которые были сделаны основные ставки. С одной стороны, в 2019 год венчурный рынок входит с большим количеством историй (Uber, Lyft, Palantir, Pinterest, Slack, Robinhood, Didi), которые привлекли огромный объем средств и готовы провести IPO. И им точно обеспечено серьёзное внимание инвесторов. С другой стороны, в пайплайне все меньше новых стартапов, ввиду кардинального снижения активности на ранней стадии. Если раньше в индустрии говорили про Series A crunch (переизбыток стартапов получивших посевные инвестиции, которые не могут привлечь следующий раунд), то в 2019 году придется решать проблему доступа к деньгам на самых ранних стадиях.

2018 подарил миру стартапов и технологий множество ярких событий и новых рекордов. Этот год был одним из самых насыщенных и интересных в венчурном мире со времен доткома. Шансы велики, что венчурный рынок в 2019 году ждёт замедление. Но что бы ни случилось, свои новые рекорды точно будут и там.

Written by

VC

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store